Лесная трагедия (из дневника исследователя)

118   Ночь на 26 мая мы провели на кордоне «Керема», расположенном напротив устья Усинского залива, в обществе госинспектора заповедника Максима Панкова. Керема, как и все кордоны Саяно-Шушенского заповедника, хорошо благоустроена: новые гостиница и визит-центр, жилые домики инспекторов оборудованы мебелью, газовыми плитами, кухонными мойками. Солнечные батареи дают электро-энергию, из горной речки по длинному, пятисотметровому шлангу самотеком подается чистейшая вода. Широкие дощатые тротуары, промытые дождями, создают ощущение чистоты и гармонии с окружающей природой.

В 8-30 утра вместе с рулевым-мотористом Эдуардом Волковым вышли из дома, чтобы плыть на кордон «Таловка», где должны были забрать двух лесоустроителей. Вслед за нами вышел и Максим Панков. Как только вышли из дома, услышали резкий звук, похожий на крик козленка, который донесся с противоположного берега залива реки Керема, на берегу которого расположен кордон, раньше такого звука слышать не приходилось. Мы быстро вышли на берег, за край леса, в кото-ром расположены домики кордона и глазам открылась невероятная картина. На абсолютно безлесном степном склоне хребта, окаймляющего залив с противоположной стороны, в пределах прямой видимости небольшой медведь давил теленка марала, а маралуха испуганно бегала взад-вперед в 30-40 метрах от хищника. Когда теленок вскрикивал в очередной раз, она кидалась в сторону крика, но, почуяв или увидев медведя, коротко рявкала характерным маральим рявканьем, скорее от испуга, чем пугая хищника, и вновь отбегала в сторону. Эдуард быстро достал из рюкзака бинокль, до зверей было метров 600-700, и картина стала более понятной. Маралуха была довольно крупной, заметно больше медведя, с очень светлым, почти белым зеркалом, обычно зеркало у маралов желтое.

Судя по всему, молодой медведь, которому было два года и три месяца (медвежата рождаются в феврале), обследуя территорию, наткнулся на притаившегося под кустом акации мараленка, и напал на него. Не имея опыта, он неумело и долго убивал жертву, редкие вскрики теленка продолжались минут десять в нашем присутствии, возможно, были слышны и раньше, до нашего выхода.

Родив теленка, маралуха тщательно вылизывает его и, покормив, оставляет лежать на месте, уходя кормиться на значительное, до километра расстояние от новорожденного, чтобы не привлекать внимания хищников к пока еще беспомощному теленку. Теленок лежит, затаившись и не двигаясь, прижав голову к земле, он не имеет в это время заметного запаха, то есть хищникам трудно его обнаружить. Три-четыре раза в сутки маралуха возвращается к теленку, кормит его и сразу же уходит. Так продолжается около месяца, пока теленок не подрастет и не станет способным вместе с матерью убегать от хищников. Мне приходилось подходить к затаившимся косуленку и кабаржонку, малыши лежали вытянув шею вдоль земли и не реагировали даже на прикосновение руки. В нашей ситуации медведь или случайно наткнулся на мараленка, или увидел оленей в момент кормления.

Когда теленок затих, маралуха поднялась по склону к вершине гривы, за которой был виден сосновый лес, метров на 100-150 от медведя, несколько раз беспокойно прошлась взад-вперед вдоль гребня гривы, потом мы потеряли ее из вида. Медведь потащил теленка в зубах, высоко задрав голову, и стало видно, что теленок совсем маленький, видимо, недавно родившийся. Протащив таким образом жертву метров 30-40, дальше медведь потащил ее волоком, направляясь к видневшемуся за гривой лесу. Ну а мы направились к лодке. Естественно, что было жалко теленка, но тут ничего не поделаешь, да и не надо ничего делать, в природе свой установившийся порядок.

Сергей ЛИНЕЙЦЕВ, сотрудник заповедника