Путешествие в сказку

pate19Так называется повествование участника  арт-турa «По Саянскому каньону», организованном заповедником «Саяно-Шушенский» для лауреатов международного конкурса дикой природы «Мой снежный барс». Уже несколько групп победителей фестиваля, путешествуя по водохранилищу Саяно-Шушенской ГЭС, познакомились с уникальными уголками заповедной природы, дабы набраться впечатлений, вдохновения и творческих сил для создания новых литературных, изобразительных и музыкальных шедевров. Мы делимся с Вами первым творческим результатом путешествия. Это рассказ Елены Пэйт, молодой писательницы из штата Техас (США), ставшей лауреатом фестиваля в номинации «Литературное творчество» и побывавшая две недели назад на территории заповедника.

Путешествие в сказку.

Путешествие в самую настоящую сказку, удивительно прекрасную и полную волшебства, встреч с необыкновенными людьми и редкими животными... Именно так хочется охарактеризовать четырехдневный арт-тур по акватории Саяно-Шушенского биосферного заповедника, организованный для лауреатов международного фестиваля дикой природы «Мой снежный барс». Помимо конференции, концертной программы и замечательных подарков, главной наградой для победителей конкурса стала эта поездка.

И вот после долгого ожидания, быстрых сборов и двухчасовой поездки на микроавтобусе мы осторожно заходим по трапу на мокрую и скользкую после утреннего дождика палубу нашего небольшого однодеечного катера с подходящим названием «Акванавт», дожидавшегося нас в Джойской Сосновке. Под мелкий моросящий дождь мы отчаливаем от берега. Свежий прохладный ветер обдувает лица; седой думан стелется дымком по влажным логам; мелкой рябью подернута речная гладь, в которой отражаются хмурые серые облака...

Так начинается эта необычная сказка. pate1Первый день путешествия почти полностью заняла дорога: одиннадцать часов на катере от Джойской Сосновки до гостевого дома на кордоне Кургол. Но дорога на комфортабельном катере с каютами и импровизированной столовой на корме по красивейшим из мест нам лишь в радость. Уставшие после утомительной дороги из Красноярска художница Татьяна Лебедева и сопровождающая ее мама удалились в каюту для отдыха. Молодой, но талантливый фотограф Руслан Гущин занят на палубе съемками. Мы с мужем пристраиваемся на скамеечку на носу и любуемся видами — на воду и горы можно смотреть бесконечно, и никогда не устанут наши глаза от созерцания природы. Для меня нет на карте места, более впечатляющего своей первозданной красотой, чем Сибирь с ее многообразием ландшафтов, климатических зон и сочетанием, казалось бы, не сочетаемых друг с другом форм жизни. Если внимательно вглядеться в лесистые склоны гор, то можно обнаружить любопытное соседство разных видов хвойных деревьев: сосна, ель, пихта, лиственница и сосна сибирская, более известная под именем кедра. Сосна растет на бедных песчаных почвах, скальных субстратах, теневыносливая ель, напротив, нуждается во влаге и сырости, а светолюбивая лиственница не столь требовательна к почве и готова делить свой ареал со всеми другими представителями сосновых при условии достаточного освещения. Такое сообщество можно встретить, наверное, только в Саянах. Муж не вдается в ботанические подробности, а просто наслаждается красотой гор, прохладой и свежестью наступающего дня. В Техасе, откуда мы приехали, сейчас сорокоградусная жара, и как коренной техасец он всегда рад отдохнуть немного от палящего зноя. На скамеечку к нам присаживается наш гид и руководитель путешествия Тимур Мухамедиев. Этот удивительный человек заслуживает того, чтобы написать о нем несколько слов. Вся организационная работа во время поездки ложилась на его плечи. Он следил за порядком, планировал каждую остановку на берегу, не давал никому загрустить или заскучать, окружая всех гостей заповедника своей заботой и вниманием. Но это, пожалуй, даже не самое главное. За внешностью шутника и весельчака скрывается серьезный ученый, влюбленный в зоологию и беззаветно преданный заповедному делу. Тимур Джихатович — кандидат биологических наук, защитивший в Москве диссертацию по пищухе, иначе называемой сеноставкой. Его специализация в заповеднике — мелкие млекопитающие. По жизни мне как-то больше встречались кабинетные ученые-теоретики, не выбирающиеся из кафедр и лабораторий. Поэтому для меня большой удачей было знакомство с ученым-практиком, который ко всему еще и оказался всесторонне развитым человеком. Пользуясь моментом, я буквально завалила его расспросами, и за время путешествия, наверное, не было такого вопроса по части науки, методологии и философии, который мы бы с ним не обсудили, не скрывая радости от конструктивного общения. Кроме того, наш гид самолично общался на английском языке с моим мужем без переводчика, то есть меня, и получил полезный опыт языковой практики.
pate4Несмотря на то, что первый день поездки прошел в разговорах и расспросах, нам все же удалось кое-что увидеть. На четвертом часу путешествия у берега показались медведица с медвежонком. Услышав шум приближающегося катера, звери поспешили спрятаться в захламленном густом лесу с преобладанием березы. Незадолго после этого на другом берегу показался соболь размером со среднюю кошку. Темный цвет его меха хорошо контрастировал с янтарным стволом сосны, на которую он влезал: наверное, поэтому мне и удалось его разглядеть. Прежде мне никогда не доводилось встречать живого соболя в его естественной среде обитания, но с борта катера я невооруженным глазом могла наблюдать за его быстрыми и ловкими движениями, и моему восторгу не было конца.
Помимо увлекательной беседы и наблюдений за животными, отдельным «гвоздем программы» был повар Дмитрий, который баловал нас ресторанными блюдами и готовил нам всю дорогу комплексные обеды, так что никто за время поездки ни разу не остался голодным.
Итак, поздним вечером первого дня мы прибыли на Кургол, где нас радушно встречал на квадроцикле «хозяин» кордона Алексей Верьясов, дружелюбный пожилой инспектор, которому очень нравилось фотографироваться с гостями. Кургол — красивейшее из мест. Дворовые постройки расположены на берегу небольшого залива, в небольшом логу между двух гор, одна из которых имеет характерную растительность для скального субстрата, а другая гора покрыта густым смешанным лесом. Однако с берега открывался вид на безлесные горы с крутыми уступами. Возможно, жить на них неуютно было бы человеку, но только не сибирскому горному козлу, для которого издревле эти крутые обрывистые склоны были родным домом.
Гостевой дом на Курголе произвел на всех нас впечатление. Он представлял из себя двухэтажный особняк из золотистого соснового кругляка с балкончиками, пластиковыми окнами и застекленным патио. На первом этаже располагались гостиная, кухня и просторный каминный зал. На втором этаже разместились уютные спальни. После того, как комнаты были распределены, а вещи с квадроцикла разгружены, все отправились мыться и париться в бане, приготовленной заранее к нашему приезду. Вечером Тимур Джихатович организовал показ фильмов на заповедную тематику в каминном зале.pate5
Утром, позавтракав, мы вернулись на катер и отправились на самый дальний кордон заповедника — Шугур, находящийся на границе с Тывой. Точнее, мы отправились еще дальше — на минеральный источник Аржан, который находится уже на территории Тывы. Дорога на Аржан пролегала через унылые и однообразные горы, почти лишенные растительности. Зато на окисленных породах прекрасно себя чувствовали накипные лишайники, красовавшиеся разноцветными заплатками на скальных выступах и валунах. Степь радовала глаз неброскими сиреневатыми красками: цвели вероника и тимьян. В степи паслись тувинские кони. Уже на подходе к источнику ландшафт начал удивительно меняться. Тропинка шла через небольшой каньон красно-оранжевого цвета, точнее камни и почва под ногами были всех оттенков окисленного железа различных степеней оксидации: ярко-рыжего, бурого, красного, бордового, цвета жареного кофе... И вода из источника имела специфический вкус ржавых гвоздей. Однако эта вода, насыщенная солями железа, полезна для лечения болезней ЖКТ, поэтому тувинцы съезжаются к источнику со всех сторон, чтобы пить воду и принимать ванны. Над источником возвышается статуя Будды, и в то же время вокруг статуи привязано огромное количество пестрых лоскутков ткани: странное сочетание религии и язычества... Кроме того, возле статуи Будды имеется импровизированный алтарь, к которому тувинцы складывают монетки. Рядом с Буддой неизвестный скульптор воздвиг монумент козерога из песчаника.
pate12В тот же день после посещения источника нам предстояла еще одна знаменательная встреча. На борту катера мы принимали почетных гостей: знаменитого фотографа Игоря Шпиленка и двоих сотрудников заповедника — инспектора Андрея Созыкина и научного сотрудника Сергея Истомова. Наши гости были людьми самобытными и каждый по-своему интересными. Игорь Шпиленок находился в своеобразном турне по заповедникам. Прежде чем приехать сюда, он посетил множество самых различных мест. Больше всего фотографу полюбилась Камчатка с ее уникальными ландшафтами, гейзерами и «непугаными» медведями. На втором месте у Игоря пока остается Саяно-Шушенский биосферный заповедник. Ведь здесь сочетаются самые разнообразные ландшафты (степи, леса, тайга, тундра, альпийские луга и гольцы). Такая широкая палитра физико-географических особенностей формирует богатое разнообразие форм жизни. Кроме того, заповедник стал домом для снежного барса или ирбиса, редчайшей и красивейшей кошки планеты. Из-за дымчатого меха с черными розетками барс был и продолжает оставаться желанным охотничьим трофеем, несмотря на то, что охота на него запрещена. Однако не только браконьерская, но и хозяйственная деятельность человека нанесла существенный урон его популяции. В настоящее время численность ирбисов катастрофически мала, в XX веке он был внесён в Красную книгу МСОП, в Красную книгу России, а также в охранные документы других стран. Саяно-Шушенский биосферный заповедник – это одно из немногих мест на карте земного шара, где ирбиса пока еще можно встретить вживую (на территории обитают как минимум 6-8 особей). Однако далеко не все сотрудники заповедника могут похвастать подобными встречами, поскольку барсы очень скрытны и осторожны, ведут сумеречный образ жизни и обладают прекрасным камуфляжем. Сергей Истомов, ведущий научный сотрудник СШ ГБЗ, занимается изучением редких видов кошачьих, представленных в фауне заповедника тремя видами: рысью, манулом и, конечно же, снежным барсом. pate8Фотоловушки (автоматические камеры с настраиваемыми датчиками движения) стали для Сергея Васильевича существенным подспорьем при изучении экологии и биологии ирбиса. Кроме того, у Истомова есть верный помощник – уже упомянутый мной инспектор Андрей Созыкин, выполняющий работу полевого лаборанта. Андрей Георгиевич пришел на работу в заповедник в 18 лет после окончания лесотехнического колледжа и вот уже в течение многих лет служит ему верой и правдой. Он как никто другой знает территорию заповедника, имеет огромный опыт жизни в тайге, а главное, очень ответственно и грамотно относится к сбору полевого материала. Кроме того, у них с Истомовым много общего и в характере, и в интересах, и во взглядах на жизнь, а идеологическая совместимость в тайге и горах - залог не только успешной работы, но и основа выживания в условиях длительного похода. Поэтому Андрей Созыкин также принимал участие в нашей встрече, посвященной изучению снежного барса. В силу труднодоступности местообитания и низкой плотности вида до сих пор остаются малоисследованными многие аспекты биологии этого животного. Готовясь к конкурсу, я обнаружила для себя, что серьезной научной литературы по ирбису очень мало, особенно по монголо-алтайскому подвиду, который распространен в заповеднике. Поэтому я была рада встрече со специалистом, который с готовностью ответил на все интересующие нас вопросы. В частности, меня интересовал половой диморфизм, который, по мнению большинства исследователей, у барса отсутствует. Сергей Васильевич придерживается точки зрения, что половой диморфизм все же имеется: главным отличием, по его мнению, служит расстояние между глаз, которое у самца значительно больше, нежели чем у самки. Мой супруг Уэйн спросил у исследователя о том, что ему самому кажется удивительным в ирбисе. Истомов признался, что спокойствие ирбиса, отсутствие агрессии и устойчивость его ЦНС к раздражителям извне вызывают в нем особое восхищение и уважение. Ирбис не паникует, оказавшись в петле, не пытается выбраться из нее ценой собственной жизни и даже перед лицом смерти сохраняет самообладание. Личную симпатию Истомова вызывает и чистоплотность зверя: его мех практически не бывает грязным, а в анализах полностью отсутствуют паразиты. О барсе Сергей Васильевич может говорить бесконечно, но, к сожалению, время, отведенное на беседу, пролетело очень быстро, а впереди у гостей заповедника остается еще солидная часть культурной программы, подготовленной нашим гидом.
pate16Очередной вечер на Курголе с русской баней, посиделками у камина и поеданием вкусных шашлыков пролетел незаметно, а на следующие утро Тимур Мухамедиев пригласил нас на прогулку, в которой он выступал в роли следопыта, демонстрируя, как можно изучать диких животных по оставленным ими «уликам»: экскрементам, следам копыт, лежкам и т.д.
Прогулка получилась очень увлекательной и познавательной, к тому же, погода была на нашей стороне: день выдался очень теплым, ясным и солнечным.
Вечер третьего дня прошел на причале у плавучей базы и контрольно-пропускного пункта «Голая», который назван так в честь одноименной реки.

Сначала наш неутомимый гид показал свою презентацию по структуре заповедников, национальных парков, заказников и природных парков. Потом нам предстояло сесть в моторные лодки и сплавать на экскурсию к мини-ГЭС, сконструированной в 1997 году отцом уже упомянутого Андрея Созыкина, Георгием Николаевичем Созыкиным, в прошлом работавшим гидростроителем на Саяно-Шушенской ГЭС. Мини-ГЭС сооружена из генератора военных времен, турбины и водопроводных труб. Недаром говорят, что все гениальное просто. Пусть она выдает всего три киловатта, но этой мощности хватает для нужд кордона. Вдоль береговой линии от ГЭС и до плавбазы протянута ЛЭП. Так что смело можно говорить моим американцам, что их российские коллеги живут в ногу с прогрессом. Меня же заинтересовал микроклимат, сформировавшийся вокруг мини-ГЭС. Необычная влажность не могла не сказаться на окружающей флоре: впервые в жизни я видела листья смородины размером с лицо ребенка! pate15Последнюю ночь путешествия мы провели на катере. После долгого застолья с песнями под гитару, уже под утро все разошлись по своим каютам. За время путешествия участники сдружились и нашли общий язык. Поэтому было жаль расставаться, едва успев узнать друг друга.
Утром мы выбрались на свою последнюю экскурсию к водопаду «Катушки», уже по дороге к Джойской Сосновке. Водопад оказался меньше, чем я себе его представляла, но все равно жила в нем определенная лиричность, и рябины с алыми гроздьями ягод обступили его по берегам так трогательно и мило.
В обед наш катер причалил к берегу, а в три часа дня мы уже тряслись в микроавтобусе по гравийной крутой дороге, виляющей между гор. Все хорошее, как известно, быстро заканчивается. Но остается надежда, что когда-нибудь я непременно повторю это удивительное путешествие в сказку. А пока мы увозим с собой в Техас самые добрые и светлые воспоминания, которые не сотрутся из памяти с годами, потому что каждый из нас оставил здесь частичку своей души.

(фото автора)

Елена Пэйт, США