Светлая память Борису Завацкому...

040

На 76 году жизни 4 апреля 2013 года после продолжительной болезни ушел из жизни кандидат биологических наук Борис Петрович Завацкий (12.08.1937 – 04.04.2013).

Имея агрономическое (Новосибирский СХИ) и охотоведческое (Иркутский СХИ) образование, Завацкий Борис Петрович работал на севере Якутии агрономом, затем на севере Иркутской области и Красноярского края прошел путь от заведующего участком до директора госохотпромхоза.  После аспирантуры НИИ Крайнего Севера (г. Норильск) трудился ведущим научным сотрудником только что образованного на юге Красноярского края Саяно-Шушенского заповедника. Отработав в заповеднике 30 лет, он даже после выхода на пенсию до последних дней своей жизни оказывал сотрудникам особо охраняемых природных территорий консультативную и практическую помощь.

В заповеднике «Саяно-Шушенский» Борис Петрович являлся научным исполнителем раздела «Фауна и животный мир» «Летописи природы Саяно-Шушенского биосферного заповедника». Автор более 100 научных работ по зоологии. Б.П. Завацкий известен, прежде всего, своими трудами о буром медведе, соавтор монографии «Медведи России и прилежащих стран». Большой популярностью пользуется сборник его рассказов «Бородатые истории».

Борис Петрович Завацкий награждён нагрудным знаком «За заслуги» Администрации Шушенского района, почётной грамотой Министерства природных ресурсов РФ.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЯ БОРИСА ПЕТРОВИЧА ЗАВАЦКОГО

Голод был страшный. В 44-м году, когда я в первом классе учился, рядом со мной, прямо за партой, парнишка из Ленинграда умер от голода. А по соседству жил татарин — очень хороший человек, охотник. Он меня и приучил к тайге. Весной я гнёзда зорил грачиные. Потом грибы собирали, ягоды. Тем и жили. Со второго класса начал заниматься охотой. На петли косачей ловил, куропаток, на капканы — ондатру. Всё ели. А ондатру сдавал заготовителям. Они шкурку пускали в хозяйство, а тушку в чайную сдавали, там её вместо утятины подавали. Потом уже охота стала и страстью, и пропитанием, и работой.zavackiy0

Первое ружьё у меня появилось в 7-м классе. Заставила меня мама разбросать старую огуречную гряду. Под ней я и нашёл ствол: всё на месте, только приклад подгнил. Наверное, с самой Гражданской войны лежал. Приклад я из берёзы вырезал. Порох научился делать в химическом кружке, дробь на стрельбище из глины выковыривал, капсюли за ондатру покупал. Потом ружьё милиционер отобрал. Ворону я в огороде саданул за то, что цыплят воровала. Милиционер услышал, прибежал и забрал ружьё себе.

На моем счету около ста медведей. Первого я убил в 15 лет, веслом. Плыли с другом на лодке по Иртышу и вдруг неподалеку в воде заметили зверя. Убил, чтобы съесть. Позже в Туруханском районе, куда приехал работать охотоведом в 60-х, расплодившиеся медведи задирали по 20–30 коров за лето. И не было охотников, которые взялись бы решить проблему, пришлось приобщиться к этому делу самому. За первое же лето 16 медведей убил. Так и увлёкся. Одного добыл прямо в своей охотничьей избушке. Медведь хорошо устроился: под нарами берлогу вырыл. Подхожу к избушке, а собаки впереди начали «орать», прямо надрываются, и дверь открыта. И тут из неё медведь вываливается. Хорошо, у меня карабин был.

Когда вот так в начале сезона удавалось добыть медведя, за пропитание был спокоен: хватало и себе, и собакам. Мясо медведя даёт здоровье. К тому же оно очень питательное и калорийное.

Собаки больше всего любят медвежий жир. Он и человеку полезен, но приходится делиться. Собаки мне много раз спасали жизнь. В тайге же только я, зверь и собаки. По моему мнению, для охоты на медведя пригодны только лайки. Но и из них лишь одна из ста идёт на медведя. А выбрать можно путём проб и ошибок. У меня за всю жизнь всего две хорошие собаки были. С одним — кобелём Барсиком — я 39 медведей взял. 14 лет он прожил у меня.

В тайге я работаю и отдыхаю. Опыт выживания в условиях дикой природы уникален, опытный таежник в любую погоду сможет развести костёр, добыть еду «из-под ног», заночевать на снегу. Бывало, собаки загонят соболя на кедр, чтобы не дать ему уйти, ночуешь под деревом. Костёр хороший разведёшь, снизу — лапник, сверху — душегрейка меховая, одна собака рядом, другая караулит, по очереди спят.zavackiy00

Однажды сопровождал студенческую экспедицию, и на тропу выскочили медвежата, а следом медведица. Успокаивать зверя пришлось разговорами, разошлись миром. Вообще медведь редко на человека нападает. Из почти трёх сотен, встреченных мною, бросились только четыре: подранок и медведицы, защищавшие детёнышей.

Чтобы не провоцировать медведя на агрессию, не стоит ходить туда, где есть медведи. Люди ведь тоже наглеют. Был такой замечательный фотограф Виталий Николаенко. Он жил на Камчатке, на кордоне возле гейзеров, и всю жизнь фотографировал медведей. Всю последнюю осень ходил за одним медведем, и тот даже вроде привык к нему. Когда медведь уже залёг, Виталий пришёл к нему с бутылкой: «Давай Новый год отмечать!..» Он мне кино об этом прислал. А потом ушёл к берлоге и не пришёл обратно. Весной нашли скелет. Он просто «достал» этого медведя.

Болеть в тайге не приходится. Волю в кулак — и всё. А от ушибов, ран и порезов лучшее средство — пихтовая смола. А вот клещей боюсь. Два раза энцефалитом болел. Клещей в тайге очень много — по 40 штук порой скидываешь.

Нет ничего увлекательнее, чем процесс познавания природы. Её научное изучение – дело тонкое, щепетильное, кропотливое, ответственное и серьёзное. Хотя и здесь, как и везде, надо искать смешное, забавное, казусное и интересное. Без смеха и юмора ваша жизнь превратится в сплошь серое и однообразное существование. Смех продляет жизнь!

Подготовлено Пресс-службой Саяно-Шушенского заповедника

 

на основе материалов Ларисы Репиной

 

zavackiy000